Колея


Что такое Секунда? У человека, погружающегося в пучину, проходит перед глазами вся жизнь. Что такое Час? Его даже не замечают влюбленные. Что такое День? Это вся жизнь бабочки-однодневки. Что такое Год? Всего лишь мгновение перед лицом вечности.

Что такое Судьба? Человек предполагает, а Бог располагает. Что такое Судьба? Мы делаем ее своими собственными руками. Что такое Судьба? Это то, о чем никто не ведает. Что такое Судьба? Ее может предсказать любая гадалка.

Что такое Вселенная? Это то, что не имеет границ. Что такое Вселенная? Это вся Земля, кипящая жизнью. Что такое Вселенная? Она в глазах каждого ребенка. Что такое Вселенная? Приглядись, она сверкает в любой капельке росы.

***

Хаммер летел вперед во всем великолепии своих трех с половиной тонн. Дорога была отличная, это пусть изнеженные паркетные джипы катаются по гладким, как шелк, автобанам, его стихия - грунтовка. Прямо по центру проселка проходила глубокая колея, и Хаммеру пришлось пропустить ее между колес, иначе было не проехать. Но пусть трусят чайники, настоящий ас никогда не попадет в колею или, в случае чего, легко выберется оттуда.

Хаммер ощущал себя королем бездорожья, да и по праву, его мощный двигатель работал как часы, и за плечами были десятки выигранных ралли. По крайней мере, он сам так считал, и этого ему было вполне достаточно. А кого, вообще, интересует чужое мнение? Злые языки болтали, что он уже не тот, что раньше. Наплевать, собака лает - ветер носит. Ну, постукивает немного на третьей передаче, но его любимые - вторая и четвертая. Ну, барахлит зажигание, так не нужно останавливаться, тогда и не придется заводиться. Ну, с горючим в последнее время начались перебои, но с этим тоже вполне можно разобраться, и он даже знает, как именно.

В глубине души Хаммер сознавал, что окружающие уже не испытывают по отношению к нему такого пиетета, как в былые времена. Несколько раз какие-то отморозки прокалывали ему колеса и выцарапывали на капоте оскорбительные надписи, а разве можно было представить себе такое лет тридцать назад? Но гордость флагмана, десятилетиями кружившая ему голову, не позволяла признаться в этом даже себе самому. Он по-прежнему смел и силен, он по-прежнему лидер гонки, он еще покажет всем, кто на трассе хозяин!

УАЗ Патриот мчался по проселку и чувствовал себя просто великолепно. Разве можно сейчас поверить, что всего лишь десять лет назад он стоял на заднем дворе, весь покрытый ржавчиной, разваливаясь на части? Теперь, после капитального ремонта, его кузов сверкал свежим лаком, а новый двигатель уже почти завершил обкатку. Бак был залит под завязку, багажник забит полными канистрами, да и в гараже изрядный запас горючего. В общем, жизнь опять прекрасна и удивительна.

Увидев идущий навстречу Хаммер, УАЗ приветственно моргнул ему фарами. Он уважал Хаммер как сильного соперника и даже не раз вместе с ним ставил на место отдельных отбившихся от рук гонщиков, но настоящей дружбы между ними не было. Просто не могло быть по определению - à la guerre comme à la guerre. Да и брать он на себя стал слишком много, ну прямо пуп земли, не иначе.

Хаммер ответил на приветствие. В принципе, нормальная тачка этот УАЗ, конечно, труба пониже и дым пожиже, но вполне достойный противник. Хотя в последнее время Патриот его немного раздражал - ишь, какой гладкий да блестящий, каждый день его драют воском, как будто это не дорожный боец, а гламурная телеведущая (если выражаться парламентарно). А от наших бюрократов царапины на левом крыле закрасить не допросишься, так ведь и до ржавчины недалеко.

Места, чтобы разъехаться, было более чем достаточно, но УАЗ забрал вправо ровно настолько, чтобы избежать столкновения, если Хаммер поступит точно так же. Пусть не думает, здесь ему не какая-нибудь легковушка, а жесткий, уверенный в себе танк.

Хаммер, конечно, сделал то же самое, что он, безбашенный мотогонщик, что ли? Но маневр Патриота его несколько раздосадовал, мог бы сдать и посильнее, показать свое уважение. Не рано ли мы почувствовали себя на равных, а? Внезапно у Хаммера мелькнула шальная мысль, и он переместился чуть ближе к центру. Не хотели подкрасить поврежденное крыло? Отлично, придется теперь просто заменить его новым, уж я-то умею настоять на своем! Или пусть УАЗ маленько прогнется, отодвинется, тогда Бог с ним, поезжу пока с царапинами. В общем, оба варианта Хаммер вполне устраивали. Чем он, собственно, рискует, кроме уже помятого крыла?

Но УАЗ не собирался прогибаться. Одному уступишь, другому - так потом все кому не лень будут о тебя ноги вытирать. Ничего, попугает-попугает, да и отвернет. Ну а если даже не отвернет? Новое крыло жалко, конечно, но тут уж дело принципа. Чтобы доказать всем, в том числе и самому себе, что круче только яйца, можно пойти и на кое-какие жертвы. Новое крыло поставим, деньги все равно девать некуда. И вообще, что он о себе воображает, этот динозавр? Его время давно уже ушло, будущее за такими как я, скоростными, маневренными, с баками, полными бензина.

Хаммер увидел, что УАЗ принял вызов, и душа его ожесточилась. Где-то в глубине он надеялся, что Патриот проявит благоразумие перед превосходящей массой соперника. Еще было время вернуться в цивилизованное русло, но кто же тогда поставит зарвавшегося выскочку на место? Noblesse oblige. Да и пошатнувшийся авторитет нужно как-то восстанавливать. Ну, ничего, сейчас он соскоблит глянец с этого пижона.

Патриот тоже понял, что Хаммер попер на рожон. Праведный гнев проснулся в нем, и вся тысячелетняя история пронеслась в его памяти. Бесчисленные поколения воинственных предков смотрели ему вслед своими пустыми глазницами, и УАЗ просто не имел права отвернуть. Наоборот, он сдвинулся еще немного влево, пусть все видят, что для торжества справедливости ему не жалко не только крыла, но и двери.

Скорость сближения была слишком высока. Хаммер, верный себе, лишь отпустил педаль газа, настоящие ковбои тормозят только двигателем. В конце концов, он гораздо тяжелее, пусть тот, над кем капает, жжет себе тормозные колодки и ломает шестерни.

Но и УАЗ отступать не собирался. Хаммер, разумеется, массивнее, но и ему мало тоже не покажется. Что ж, таран так таран, и он представил себя тяжелой греческой триерой, сметающей все на своем пути.

Машины хладнокровно неслись навстречу друг другу, как будто имели ваучеры на бессмертие. Им не было страшно, и их не терзали сомнения. Оба они были заложниками сложившегося статуса-кво и стереотипных методов решения проблем.

Неожиданно воздух содрогнулся от звука грома, хлынул проливной дождь, и дорога мгновенно раскисла, превратившись в сплошной грязевой поток. Почти неуправляемые машины не удержались и соскользнули в колею.

Только теперь оба поняли, что зашли слишком далеко. Все, еще мгновение назад представлявшееся таким важным и значительным, стало вдруг совершенно жалким и ничтожным. Хаммер ударил по тормозам, а Патриот круто вывернул руль, пытаясь выскочить из колеи. Но было уже поздно, неумолимая, как время, инерция несла машины навстречу друг другу. Галактики сплелись в последнем жарком объятии и скрылись в черном облаке, поднявшемся над тремястами литрами горящего бензина.

***

Так что же такое Время? Это то, что нельзя повернуть вспять. Или кто-то считает, что все-таки можно?

28.08.08


Добро пожаловать в мой литературный проект - роман «Постоянная времени» 

WebMoney: R026331706659, Z515208365202    Яндекс.Деньги: 410013832498972

На главную страницу

 

Комментариев нет: